Новости

Плодородная "долина": Минэкономразвития России признало уральскую ОЭЗ эффективной

Плодородная "долина": Минэкономразвития России признало уральскую ОЭЗ эффективной
В успех особой экономической зоны "Титановая долина" долгое время не верили. Заложенная еще в конце 2010 года, она и в середине 2016-го отставала от плановых показателей. Однако за последний год многое изменилось, "Титановая долина" перестала быть отстающей, превратившись в крепкого "середняка" среди 26 российских ОЭЗ. Благодаря чему произошел этот качественный скачок, в интервью "Российской Газете" рассказал заместитель министра экономического развития РФ Александр Цыбульский.

Александр Витальевич, недавно Минэкономразвития РФ провело новый мониторинг эффективности ОЭЗ. Повысились ли показатели у "Титановой долины", можно ли сегодня считать ее эффективной?

Александр Цыбульский: "Титановая долина" действительно перешла в разряд эффективных особых экономических зон. Сегодня там зарегистрированы 13 резидентов с общим объемом заявленных инвестиций в 24 миллиарда рублей, из которых уже вложено в проекты 3,5 миллиарда. Это на 600 миллионов рублей больше, чем было выделено на создание ОЭЗ из федерального и регионального бюджетов. Сейчас завершается строительство основных объектов инфраструктуры, до конца 2017 года все они будут сданы.

Есть ли в России более успешные особые экономические зоны? Может быть, нам есть, чему у них поучиться?

Александр Цыбульский: Нет универсального способа создать эффективную ОЭЗ. Успех всегда напрямую зависит от активности команды, которая занимается проектом, и от поддержки региональных властей. Мне кажется, в "Титановой долине" есть и то, и другое. Конечно, существуют более развитые площадки, но сравнивать их между собой довольно сложно. Сейчас в стране есть очевидные лидеры: Алабуга в Татарстане, Липецк, Санкт-Петербург, Москва. Но, во-первых, они функционируют уже больше десяти лет, а во-вторых, объем финансирования там несоизмеримо выше. Однако лет через 10-11 их вполне можно будет сравнивать с "Титановой долиной", и неизвестно, кто окажется лучше.

Успех всегда напрямую зависит от активности команды, которая занимается проектом, и от поддержки региональных властей. В "Титановой долине" есть и то, и другое.

Могу сказать, что есть вещи, которым управляющие компании других площадок могли бы поучиться у коллег с Урала. Например, здесь УК наращивает свою операционную прибыль, а не только ждет бюджетных трансфертов. Ее специалисты оказывают содействие резидентам по проектированию и строительству объектов инфраструктуры, зарабатывая деньги. По сути, в этом и заключается основной смысл работы УК: снимать административные барьеры для бизнеса и снижать финансовую нагрузку на бюджет за счет выхода на самоокупаемость. Мне кажется, сегодня "Титановой долине" это удается.

В одном из интервью вы говорили, что иногда создается конкуренция между различными инструментами ускоренного экономического развития территорий. Нет ли такого противостояния в Свердловской области, где помимо ОЭЗ в этом году была создана ТОСЭР в Краснотурьинске?

Александр Цыбульский: Я продолжаю говорить о том, что мы зачастую создаем в регионах инструменты экономического роста, которые конкурируют друг с другом: особые экономические зоны, индустриальные парки, технопарки, бизнес-инкубаторы, территории опережающего социально-экономического развития… Это связано в первую очередь с низкой координацией между ведомствами по вопросу их создания и функционирования. Мне кажется, ситуация должна измениться, когда мы завершим работу над стратегией пространственного развития, в которой четко пропишем перспективные экономические специализации регионов и их точки роста. Кроме того, мы постараемся систематизировать работу с теми инструментами ускоренного экономического развития, которые сегодня в нашем арсенале есть, всего их около 15. По большому счету, они используют набор одних и тех же льгот, по-разному их между собой комбинируя и играя на ставках налоговых преференций. Поэтому надо подходить к этим инструментам более осознанно и стараться встраивать их в общую стратегию социально-экономического развития страны, а не только точечно развивать, исходя из отраслевых приоритетов экономики региона.

Что касается ОЭЗ и ТОСЭР в моногородах, я думаю, что острой конкуренции между ними не будет, поскольку природа этих двух инструментов разная. ОЭЗ - это точка экономического роста, которая должна давать импульс, притягивать новые компетенции. А ТОСЭР - инструмент поддержки моногорода, находящегося сегодня не в самой лучшей ситуации. Он дает возможность создавать новые рабочие места, диверсифицировать экономику, поддерживать население. Инструменты разные и с точки зрения логистической доступности основных рынков сбыта продукции. Но в любом случае на одной территории все подобные проекты нужно запускать очень и очень аккуратно.

"Титановая долина" создавалась в том числе и для того, чтобы снять вопрос занятости жителей Верхней Салды, не работающих на ВСМПО. Удовлетворяют ли компетенции местных работников потребностям "Титановой долины" и не сталкивается ли она с кадровым голодом?

Александр Цыбульский: Сталкивается. Мы создали центр новой компетенции в регионе. Конечно, специалистов нужного уровня немного. Вообще, вопрос кадрового потенциала сегодня один из самых сложных. Но кое-что делается и для его решения. УК "Титановая долина" заключила соглашение с Уральским федеральным университетом о переквалификации рабочих под нужды резидентов. Теперь компания, которой требуются работники с особыми компетенциями, может обратиться в УрФУ, где специально для нее будут организованы курсы повышения квалификации. Это очень хороший опыт, который, я уверен, станет распространяться и дальше.

Из первых уст

Дмитрий Козак, заместитель председателя правительства РФ:

- Мы децентрализовали систему управления особыми экономическими зонами, передали полномочия по управлению ими руководителям регионов. Одним из инициаторов этой реформы стал глава Свердловской области Евгений Куйвашев. Он взял на себя ряд обязательств в отношении "Титановой долины" и выполняет их, как мне кажется, с опережением сроков. Так, в последнее время в уральской ОЭЗ появилось шесть новых очень важных резидентов. Несмотря на достаточно сложные отношения России с Соединенными Штатами Америки, на ограничения, сюда пришел Boeing. Команда Куйвашева убедила инвестора: здесь можно, нужно и выгодно работать. Это очень важно для региона, потому что он получит новые доходы для решения социальных проблем, появятся новые высокотехнологичные рабочие места и компетенции.

Кстати

В 2017 году изменились критерии создания новых особых экономических зон: предварительно власти региона должны будут просчитать ее рентабельность, доходность и срок окупаемости, а также подготовить проект планировки территории и перспективный план развития. Кроме того, обязательно должны быть оценены экологические риски проекта. Управляющую компанию допустят к руководству ОЭЗ только в том случае, если у нее уже есть опыт создания и обеспечения работы крупных инфраструктурных объектов.

Интервью  в "Российской газете" №7366 (200)
07.09.2017